Sk-mirastroy.ru

Стройка и ремонт
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кирпич с клеймом

Старинный кирпич с клеймом

Проходя мимо старинных зданий, подчас можно увидеть на фасадах кирпич с клеймом. Это может быть рельефное изображение орла, характерное для старинного кирпича XVII века, или появившийся позднее оттиск буквы. Впрочем, с конца XVIII века количество букв увеличивается, появляются фамилия производителя или инициалы, также это может быть название города. Когда производство кирпича в 18 веке начало носить массовый характер, изготовителей обязали ставить клеймо на продукции, чтобы отслеживать качество поставляемого кирпича. Таким образом, клеймо на старинном кирпиче является своеобразным знаком качества. Нередко клеймо на старинном кирпиче уже в те годы использовалось в качестве декоративного элемента в кладке стены или свода, естественно, что такие кирпичи в настоящее время придадут строению эксклюзивность.

Сегодня кирпич с клеймом пользуется невероятным спросом, в дизайне он особенно популярен при оформлении строений в стиле Лофт – направлении, при котором старые промышленные здания переоформляются под жилье, рестораны, винные погреба и др. Неотъемлемой частью стиля Лофт является кирпичная кладка, и кирпич с клеймом станет той исключительной особенностью, которая привнесет нотку индивидуальности в строение. Более того, старинный кирпич способен поведать об истории того или иного дома, рассказать о дате возведения здания, и использование кирпича 18-19 века при оформлении помещений придаст объекту ту самую изюминку, которой так не хватает современным объектам.

К тому же старинный кирпич с клеймом, изготовленный из натуральных материалов – это качество и экологичность. Наша компания самостоятельно участвует в разборе зданий, поэтому подлинность материала мы гарантируем! Если вы хотите заказать кирпич с клеймом 18 века, мы подберем любые объемы, у нас возможна доставка в любое удобное для вас место.

Кирпич с клеймом

Офисный особняк «Ново-Иссакiевскiй» – это здание 18-19 века, полностью построенное из кирпича. Дом около 250 лет стоит так уверенно, потому что ему исторически повезло со строительным материалом. По экспертным оценкам, здание построено из кирпича высокой прочности, и причина тому – история.

Дело в том, что влияние на pазвитиe кирпичного ремесла в Рoccии окaзaли peфopмы Пeтpa Великого. При Петре I качество кирпича оценивалось очень строго. Привезенную на стройку партию кирпича просто сваливали с телеги: если при этом разбивалось более трех штук, то вся партия браковалась.

Интересно что, в 1704 г. Петр I издал специальный указ «О заведении новых кирпичных заводов близ Санкт-Петербурга» и со всей России стали собирать мастеров для работы на кирпичных заводах. Царь запретил строительство каменных зданий во всех других городах страны, чтобы каменщики и другие рабочие сами потянулись на строительство Петербурга. Мастеров свозили в Северную столицу, в том числе и насильно…

Конечно, кирпича не хватало, кирпичные заводы во всей России можно было по пальцам перечесть, но самые ушлые люди быстро нашли способ, как обмануть царя и не следовать указу строить из кирпича. Они строили обычный деревянный дом, лепили на стены тонкий слой глины, который раскрашивали «под кирпич». При быстрой езде невозможно было отличить раскрашенный дом от капитального. Так что находчивые рабочие, раскрасившие бетон под плитку в Москве не многим отличаются от «лже-каменщиков» петровских времен.

Каждый, кто въезжал в столицу был обязан в качестве платы за проезд отдать кирпич, привезенный с собой. По одной из версий, находящийся неподалеку от бизнес-центра Кирпичный переулок назван так именно потому, что на том месте, где он расположен, принимался и складировался «кирпичный налог» за въезд в город.

К концу XIX века в Петербурге образовалась настоящая кирпичная диаспора – примерно 80 заводов. Ими владели люди разных сословий: и крестьяне, и дворяне, и князья, и бароны, и военные, и статские советники, и потомственные почетные граждане, и даже вдовы генерал-майоров. Для пущего успеха дела на продукции стали ставить клеймо, чаще всего это была фамилия хозяина производства. Если кирпич был негодным, то потребитель XIX века знал, на кого нужно жаловаться. Поэтому производители изрядно переживали за качество.

Значительная часть нашего здания, бывшего дома Сарептского общества, была построена в 18 веке из более старого еще не клейменного кирпича, он меньше по размеру и темно-красный по цвету. Однако при реконструкции здания был найден ряд старинных кирпичей с клеймом. Эти кирпичи использовались для пристройки новых флигелей и в ремонте в 19 в. и начале 20 в. Все они были изготовлены на заводах Петербургской губернии.

Отпечаток подковы – это фирменное клеймо завода Спечинских Большую часть времени завод принадлежал вдове генерал-майора от кавалерии Евгении Ивановне Спечинской. Уместить длинную фамилию на кирпиче не представлялось возможным, а просто инициалы «генеральша» писать не хотела. Тогда родилась идея «развернутой подковы». Это оригинальное клеймо несет в себе сразу несколько смыслов: во-первых, читается первая буква фамилии владелицы, во-вторых, на родовом гербе Спечинских (польского происхождения) изображена подкова, и наконец, это отражение рода занятия покойного мужа Спечинской.

Стрелин – это фамилия крестьянина (а позже купца и потомственного почетного гражданина) Макария Тимофеевича Стрелина, владевшего двумя кирпичными заводами.

Самарка – это название усадьбы, расположенной на берегу Невы, поселением для сезонных рабочих которой она являлась. Самарка находилась во владении статского советника барона Владимира Андреевича Ренненкампфа, который имел в ней крупный (400 человек рабочих) кирпичный завод и использовал клейма «В.Р.» (инициалы, более ранее) и «Самарка».

При реконструкции были так же найдены кирпичи «Укке», которые сохранили и выложили клейменной стороной специально, чтобы клеймо читалось. Сегодня этот кусочек стены – украшение переговорной одной из кампаний арендаторов. Укке – еще один пример клейма по фамилии владельца завода. Завод принадлежал фирме «Укке и Ко», которой владел дворянин (из обрусевших немцев) Людвиг Юльевич Укке.

Благодарим за помощь в написании материала Владимира Смирнова и его сайт «Кирпичное наследие» . Увлеченный кирпичник-коллекционер побывал у нас в гостях и убедил, что не только слышать умеют стены, но и говорить.

Сегодня эти кирпичи с клеймом, найденные во время реконструкции, заняли достойное место в переговорной Администрации «Ново-Исаакiевского» и являются одними из первых экспонатов Музея Сарептского Дома, который планируют организовать собственники.

  • Главная

Растеряев кирпич

История
  • История имения Монрепо
  • История искусства
  • Музейные предметы
  • Библиотека Монрепо
  • Объекты парка Монрепо
  • Авторы
  • История музея-заповедника

В земле Монрепо всегда можно найти какой-нибудь кирпич. При этом задаёшься вопросами: во-первых, откуда столько кирпичей, ведь все строения в Монрепо деревянные; во-вторых, почему все кирпичи позднего времени. На первый вопрос найти ответ не трудно: фундаменты. Даже при обилии местного камня возводить дверные и оконные проёмы в подвалах удобнее из кирпича, так же как своды погребов и устои деревянных парковых павильонов, не говоря уже о многочисленных печах. С ответом на второй вопрос сложнее. О времени изготовления кирпича мы судим прежде всего по его клейму. Но клеймить кирпичи российские производители стали только в середине XIX века, да и то не все и далеко не каждый кирпич.

Поначалу клеймение было средством государственного контроля за качеством материалов, поставляемых для строительства казённых зданий. И только позднее заводчики, добившиеся значительных успехов, оценили маркетинговые преимущества собственной фирменной марки. Так что в Монрепо какой-нибудь хилый безликий кирпичик вполне может годиться статному клеймённому красавцу в прадедушки. Увы, узнать его родословную, учитывая немалое число местных кирпичных заводов вокруг Выборга в XVIII – XIX вв., не представляется возможным. Другое дело – поздний кирпич с клеймом.

Вот кирпич с клеймом «Г.С.Р». Он не только поздний (произведён в период с 1874 по 1917 гг.), но и один из самых распространённых на территории современной Ленинградской области: очень уж хорошо шли дела у купца 1-й гильдии Григория Сергеевича Растеряева (1838–1907). Его завод в деревне Щербинка Шлиссельбургского уезда выпускал по 16 миллионов кирпичей за лето. Кроме кирпичного производства, Растеряев вёл торговлю металлическим инструментом и химикатами (его химический завод производил кислоты и нашатырный спирт). Хорошо налаженное дело Растеряев унаследовал от своей матери Аграфены Васильевны Растеряевой (1811–1974), вдовы купца Сергея Нефедьевича Растеряева (1806–1860), основателя целой купеческой династии (у Растеряевых было трое сыновей). Средний сын Григорий Сергеевич Растеряев упрочил своё положение в купеческом мире ещё и тем, что взял в жёны дочь Григория Петровича Елисеева. После смерти Растеряева делом владели до революции его жена Татьяна и сын Сергей. Впрочем, при наследниках клеймо на кирпичах уже не изменялось.

Число в «арке» над инициалами «Г.С.Р.» на нашем кирпиче – это номер «порядовщика», мастера, занимавшегося набивкой кирпича-сырца в форму. Во многом именно от порядовщика зависело качество кирпича. Его номер – это всё равно что знакомые нам с детства листочки в коробках конфет с надписью «Упаковщица №5».

Валентин Болгов,
главный хранитель музейных предметов

Коллекция старинных кирпичей Леонида Гладкого

Наши читатели уже знакомы с Леонидом Гладким и Сергеем Овадчуком — коренными киевлянами, увлечёнными коллекционированием и изучением старинных кирпичей. Мы встретились с ними вновь, чтобы узнать, как обстоят дела с организацией выставки и созданием специального музея, посвящённого производству отечественного кирпича.

— Леонид Владимирович, что удалось сделать для будущего музея, поддержали ли ваше начинание другие коллекционеры?

Л. Гладкий. Мой призыв «Латерофилисты всей страны, объединяйтесь!» был услышан, и это уже хорошо. Конечно, открытие любого музея — дело не одного дня, особенно в данном случае, когда речь идёт о материале, требующем специального экспозиционного оборудования и специальной подачи. Для начала, как мне кажется, нужно опробовать всё это на выставке, а пока я экспериментирую в собственном доме. Думаю над тем, как разместить кирпичи, чтобы экспозиция не выглядела скучной, как использовать ниши, какой должна быть сопроводительная информация, подсветка… Кстати, ниши подсказали мне идею выставочных шкафов, которые можно было бы переносить из одного помещения в другое. С таким мобильным оборудованием мы бы могли выезжать на строительные съезды, конференции, специализированные выставки. Уверен, что это было бы интересно всем.

Сергей Овадчук и Леонид Гладкий со своей любимой собакой Габриэлой

— То есть вы планируете передвижную деятельность?

Л. Гладкий. На данном этапе да. Потому что арендовать или выкупить помещение нам не по силам.

— А как вы относитесь к идее создания музея, в котором частные коллекционеры смогут выставлять свои собрания?

Л. Гладкий. Конечно же, положительно! Причём я за то, чтобы там были не только сменные, но и постоянные экспозиции. Глупо десятилетиями хранить свои сокровища в кладовках и чемоданах и в конце концов забыть, что у тебя там есть. Настоящие коллекционеры хотят, чтобы их собрания экспонировались, чтобы люди получали от этого удовольствие, расширяли свой кругозор и могли использовать информацию, которую они сами собирали годами.

Читать еще:  Каталог проектов печей

Кирпич с гербом «Корчак» завода графа В. А. Браницкого
в местечке Ставище Киевской губ.

— Имея в распоряжении достаточные площади, можно вводить экспонаты в исторический контекст: демонстрировать кирпичи на фоне больших фотографий соответствующих зданий, дополнять материалами о владельцах заводов…

Л. Гладкий. И всё это нужно делать красиво, ведь «как конфетку завернёшь, так она и будет воспринята». Оформление обязательно должно соответствовать стилю времени, в которое производился кирпич. Поэтому будут уместны и фотографии, и фрагменты старой ковки, и таблички, и фонари…

Кирпич завода Браницких в первые годы советской власти.
Местечко Ставище Киевской губ. (?)

— По сути, вы сейчас разрабатываете специ­фическое оборудование для экспонирования кирпичей. А сама коллекция пополнилась за прошедшие месяцы?

Л. Гладкий. Она пополняется постоянно. Сегодня, к примеру, я получу несколько кирпичей, происходящих из Черниговской губернии. Из-под Белой Церкви мне передали образцы кирпичей заводов Браницких — с 1897 года до прихода советской власти. Все эти кирпичи с их гербом и только один — со звёздочкой. Такая подборка — действительно большая удача и большая редкость. А ещё вместе с Сергеем Петровичем мы собрали около 100 огнеупорных кирпичей, которыми особенно заинтересовались в последнее время. Совсем недавно получили 14 «огнеупоров» из Острога — их нам подарили София и Богдан Якушко.

Кирпич с клеймом «И. В. Кнотте». Завод Ивана Вильгельмовича Кнотте находился в с. Халепье Киевской губ.

— Для чего предназначались такие кирпичи?

Л. Гладкий. Для печек и каминов, которые топили каменным углём. Потому что обычный кирпич рассчитан на древесину, дающую меньшую температуру. Огнеупорный кирпич выпускался в небольших количествах и отличался маленькими размерами. В Киеве его производили на Нижнеюрковской, где стоял керамический завод баронессы Фиркс. На самом кирпиче иногда указывали температуру, которую он выдерживает, например 1780°. Есть интересный экземпляр с надписью «коллект 1660». Цифры здесь означают не год, а градусы.

Огнеупорный кирпич. Выпускался в с. Бейзимовка
(ныне Бердичевский р-н Житомирской обл.)

— А за счёт чего достигалась эта огнеупорность?

Л. Гладкий. За счёт добавления с массу кварцевого песка. В зависимости от его количества устанавливался свой температурный предел. Если вы, скажем, накалите печь до 2500°, то кирпич, рассчитанный на 1780°, может начать плавиться.
К «огнеупорам» относятся и так называемые «лондоны». У нас их 27 штук.

Огнеупорный кирпич — один из видов «Лондона»,
найденный в с. Пятигорье (ныне Ровенская обл.)

— Они в самом деле из Лондона?

Л. Гладкий. Не совсем. Есть версия, что когда-то моряки действительно привозили в Одессу английские кирпичи, которые потом шли на продажу. Спустя время производство «лондонских кирпичей» наладили местные умельцы. Примечательно, что и слово «Лондон» написано на них по‑разному. По другой версии такие кирпичи с самого начала выпускались на территории Украины заводчиком по фамилии Лондон.

Кирпич с завода вел. кн. Дмитрия Константиновича Романова.
Поступил с Дибровского конного завода, построенного в 1888 г.

— Хорошо, но «оригиналы» выпускались всё‑таки в Англии. Кто и когда закупал их?

Л. Гладкий. Лондонский огнеупорный кирпич был особенно востребован в XVIII в., когда строился Санкт-Петербург. Несмотря на то, что в окрестностях города по указу Петра I открыли массу кирпичных заводов и был введён запрет на каменное строительство по всей России кроме Петербурга, удовлетворить спрос на качественный кирпич было очень сложно. Потому определённую его часть закупали на первых порах в Анг­лии. Непосредственно в Лондоне работало несколько фирм, специализировавшихся на «огнеупорах».

Кирпич из имения Станислава Яловицкого в с. Ожены
(ныне Бердичевский р-н Житомирской обл.)

— По сути, «лондоны» — контрафактный продукт?

Л. Гладкий. Совершенно верно. Как и кирпичи с надписью «Париж», которые делали на Волыни. Добавлю, что «лондоны» использовались по всей Российской империи, но, поскольку применялись только в печах, находят их не так уж часто… Было множество мелких заводиков, которые узнавали рецептуру и начинали выпускать свой огнеупорный кирпич, причём не всегда хорошего качества.
А вот этот кирпичик с латинской надписью «Нио» мы не смогли атрибутировать.

— Может он и вправду импортный?

Л. Гладкий. Нет-нет. Ничего привозного здесь нет, это всё наше.

— Вы как‑то сказали, что коллекционирование киевских кирпичей стало выражением вашей любви к городу.

Л. Гладкий. Да, к самому городу, его зданиям и собственно кирпичу, потому что киевский кирпич — это чудо. Я шучу, что его надо класть под голову: во‑первых, отгоняет плохие мысли, а во‑вторых, забирает плохую энергию.

С. Овадчук. Леонид Владимиро­вич — киевлянин в пятом поколении. Он знает город, как свои пять пальцев. Для него все старые дома — говорящие, а каждый кирпич — тема для обстоятельного рассказа.

Огнеупорный кирпич — один из видов «Парижа»,
найденный в г. Корец (ныне Ровенская обл.)

— Но как донести эту информацию до широкой публики, для которой все кирпичи одина­ковые?

С. Овадчук. На каждом экспонате и на самой полке будут стоять таблички с максимально полной информацией. Подавляющему большинству кирпичей будет сделан паспорт с указанием технических характеристик, времени, места производства и т. д.

Кирпич со «счастливым» четырёхлистником. Выпускался
переселенцами из Чехии в с. Краев (ныне Ровенская обл.)

Л. Гладкий. Не думаю, что мы будем указывать точный адрес дома, из которого происходит каждый кирпич, но перечислить известные объекты, построенные из такого же материала, вероятно, стоит. У меня есть альбомы с фотографиями всех найденных нами кирпичей и тех мест, откуда они были взяты. Чаще всего это какие‑то руины, холмы, заброшенные дома, которых сегодня, возможно, и нет…

С. Овадчук. В 1999 и 2004 гг. были выпущены две книги многотомного энциклопедического издания «Звід пам’яток історії та культури України», а в 2011 г. появилась и его третья часть — пока только в электронной версии. В этих книгах собраны фотографии старых киевских домов и улиц, в особенности Подола. Теперь на месте многих кирпичных зданий пустыри либо автостоянки…

Огнеупорный кирпич, найденный в Белой Церкви

Л. Гладкий. Сейчас мы с Сергеем Петровичем планируем попасть в архив, чтобы узнать, в какие годы были построены те или иные дома, и, уже исходя из этого, уточнить период работы некоторых предприятий.

С. Овадчук. Дело в том, что до революции на большинство кирпичных домов составлялись паспорта, в которых было указано всё: кто заказчик, кто подрядчик, кто завозил кирпич…

Кирпич, выпускавшийся в Николаеве на заводе имени
XVIII партсъезда (проходил в марте 1939 г.). Предприятие
проработало не более одного года — с 1940 по 1941 г.

— То есть в первую очередь вы видите свою задачу в формировании коллекции и сборе научной информации. Ну, а с «художественной частью» вам могли бы помочь дизайнеры, которых наверняка пригласят в Музей частных коллекций, если такой, конечно, будет создан.

Л. Гладкий. Мы действительно могли бы сообща решать творческие вопросы. Ведь очень важно ввести экспонаты в соответствующий контекст, сделать так, чтобы они передавали дух эпохи, позволяли заново открывать для себя старый Киев как город, построенный из жёлтого кирпича.

Музей кирпича

ИСТОРИЯ В КИРПИЧНЫХ КЛЕЙМАХ

До XIX в. техника производства кирпича была примитивной и трудоёмкой. Глину разминали в ямах, затем набивали в деревянные формы-рамки. Процесс сушки кирпичей-сырцов мог затянуться на месяц. Далее кирпичи обжигали в напольных печах-времянках. Для определения качества кирпича существовала система клеймения, сформировавшаяся в вид прикладного искусства. Клейма имели собственные стилевые и региональные черты. Первые клейма были схематичны, в XVI в. встречались изображения птиц и животных, в XVII-XVIII вв. — буквенные, затем имена и фамилии производителей. В Калуге выпускали кирпичи небольшие частные заводики, до наших дней дошли кирпичи с клеймами их владельцев —Извекова Ф.А., Головкина И. П., Куренова М. М. Коллекция музея ОАО «Стройполимеркерамика» представлена 69 кирпичами, изготовленными в период с середины XVIII по XX в.

В середине XIX века в технологии произошел настоящий переворот. Были построены кольцевая обжиговая печь и ленточный пресс, появились первые сушилки. Каждый завод-производитель имел свой фирменный знак — прототипом которого было клеймо. Появилось первое техническое описание кирпича, перечень его параметров и свойств.

Сегодня индустрия продолжает активно расти и развиваться. Количество видов кирпича невероятно широко. Этот древний и одновременно современный материал не потерял своей актуальности. Более того, сейчас это не просто строительный материал, а нередко — предмет для творчества.

  • Первая половина XVIII в
  • Середина XVIII в
  • Конец XVIII в
  • Первая половина XIX в
  • Вторая половина XIX в
  • Рубеж XIX-XX вв
  • Начало XX в

Глиняный кирпич – самый древний искусственный строительный материал. Первоначально кирпичи производили без обжига, применяли в виде сырца, сформированного с соломой. До конца XVIII в. техника производства была тяжелой и трудоемкой, в XIX в. стали применять простейшие глинообрабатывающие машины, приводящиеся в движение силой лошади, во второй половине XIX в. появились кирпичеделательные ленточные прессы и различные обрабатывающие машины (бегуны, вальцы), возникли первые заводы с искусственной сушкой сырца.

Клеймо ставилось деревянным штампом на мягкой, не успевшей затвердеть глине. Первые клейма кирпичей были схематичны, в XVI в. встречались изображения птиц и животных, в XVII-XVIII вв. — буквенные, затем имена и фамилии производителей

Наличие знаков при датировке кирпича является не решающим признаком, а скорее уточняющим, сужающим хронологический интервал.

Маркировка кирпича в России характерна как для самых ранних памятников, так и для памятников XIX в.. Существовала также техника процарапывания острым предметом знаков на поверхности кирпича от руки. Клеймление кирпича сформировалось в особую разновидность прикладного искусства, причем клейма в процессе графического развития приобретали собственные стилевые и региональные черты, имеющие свои хронологические рамки.

Хронологически первые из обнаруженных в Москве клейм относятся к 1640-м годам. Они лишены семантического содержания и представляют собой четырехугольную рамку — след от штампа.

Первые изображения были анималистичны по содержанию, а по форме стилизованы и весьма наивны. Стилизованный орел скорее напоминает насекомое, нежели хищника, а нечто схожее с единорогом символизирует образ мифического животного. Во всей истории развития московских кирпичных клейм 1650—1680 годы это, пожалуй, единственный и непродолжительный период анималистической символики.

Показать историю полностью

В конце XVII в. содержание московских клейм становится буквенным и поначалу содержит только одну букву. Размеры клейм XVII в. — примерно 3×3 см. Клеймо «Д» характерно для 1680-х годов. Клейма «П» и «Н» применялись в 1690-х годах— начале XVIII в.. Однобуквенные клейма просуществовали до 1730-х годов. Примерно с этого же времени (1730—1740-е годы), когда формально уже было снято ограничение на строительство в Москве, однобуквенная символика оказалась не в состоянии обеспечить каждого предпринимателя своей буквой. Клейма в это время приобретают вторую букву. Возможности различных парных комбинационных сочетаний значительно расширили их вариантность. Количество букв в XVIII в. может доходить до трех, а иногда и больше. В 1810—1820-х годах трехбуквенные клейма уже не встречаются, они появляются начиная с 1830-х годов и имеют хождение наряду с двухбуквенными до 1870-х годов включительно. Увеличение числа букв в клейме вряд ли можно объяснить стремительностью роста числа кирпичных заводов, хотя количество их действительно росло — парных комбинаций букв русского алфавита хватило бы более чем на тысячу заводов. Скорее всего, многобуквенные клейма представляли компании с несколькими совладельцами, каждый из которых обладал своим паем в доходах предприятия.

Читать еще:  Состаривание кирпича

Клейма анималистические, аббревиатурные и числовые XVII— XIX вв. обладали рядом общих свойств. Они имели незначительные размеры, поэтому ставились на тычок. До 1812 г. клеймо заключалось в рамку, которая являлась следом границ печатного торца. В период с 1812 до 1870-х годов появляется вторая, внутренняя рамка, которая, как и буквы, вырезалась на лицевой, рабочей поверхности печати. Наличие второй рамки при сохранении прежних габаритов клейма повлекло за собой уменьшение букв, измельчение изображения.

В первой четверти XIX в. клейма, несущие полное название фирмы или фамилию ее владельца, не могли вместиться на тычке, поэтому уже клеймился ложок, реже — постель.

Рельеф аббревиатурных тычковых клейм — выпуклый (он вогнут в зеркало штампа), рельеф ложковых клейм — вогнутый. Изредка встречаются аббревиатурные вогнутые клейма («КНК», «ННН»).

Кирпичи клеймились между двумя технологическими операциями: формовкой и сушкой, когда их складывали в штабеля под навес, чтобы глина подсохла.

С увеличением числа букв соответственно изменились размеры и пропорции клейма. При этом габариты клейма возрастали до определенного уровня, ограничения диктовались размерами тычка, который клеймился до 1870-х годов.

Кирпичные клейма хорошо читаются за счет рельефного характера изображения, благодаря светотеневым контрастам. Пожалуй, никакой другой способ маркировки, помимо рельефно-печатного, не смог бы дать желаемого эффекта. Специфика требований к восприятию клейм такова, что в кирпичной кладке стены или свода они должны читаться не только в упор, т. е. на уровне глаз, но и с определенного расстояния, с высоты, не доступной человеческому росту. Это условие диктовало минимальные ограничения размера букв и, как следствие, самого клейма.

Для клейм XVII—XVIII вв. характерно неаккуратное и небрежное написание букв. Поэтому не всегда можно понять и прочесть их. Нередко срабатывалась, стиралась или скалывалась сама печать, отдельные части вогнутого рельефа забивались глиной. Поэтому изображение оттиска получалось неполным и при исследованиях его порой можно принять за другое клеймо. Если поверхность стены красили многократно, то рельеф заплывал и нивелировался. Нелегко разобрать клеймо и в тех случаях, когда на печати буквы вырезались прямым изображением и при отпечатывании становились зеркально отображенными. В XIX в. такие ошибки уже допускались крайне редко.

В первой половине XIX в. тычковые клейма приобретают четкость, строгую прямолинейность и упорядоченность (хотя сухая графичность им еще не присуща — это особенность маркировочных шрифтов конца XIX — начала XX в.).

Появившиеся в эпоху зрелого классицизма подсечки — стилевая особенность клейм этой эпохи. К середине XIX в. написания букв могли нести черты курсива, не особенно, однако, замысловатого, графически усложненные варианты нежизнеспособны в этой технике маркировки.

Содержание клейма одного и того же кирпичного завода могло со временем меняться. Причиной порой служила не только смена владельца, что случалось не так уж редко. Завод Китайцевых, например, в 1830-х годах выпускал кирпич с клеймом «ЯК» (одно из самых распространенных клейм этого времени), которое к середине XIX века сменилось буквами «КИТ». Встречаются и весьма устойчивые клейма, просуществовавшие длительное время. Заводы Байдуковой, маркировавшие кирпич клеймом «БАИ», буквально наводняли рынок в течение сорока лет (1840—1870 годы).

Тычковые клейма в большинстве своем имели прямоугольную либо квадратную форму. Иногда встречались и круглые клейма, например, «АС» и «ВЛ». Следует обратить внимание на возможность применения клейм одного содержания в разные периоды. Так, одно из самых распространенных клейм 1830 гг. «ФИ» вновь возникает в постройках 1860-х годов. Это не вторичное использование, — в начертании клейм разных периодов есть различие: буквы клейма 1860-х годов — с острыми подсечками.

Есть еще один тип клейма, к сожалению, здесь не представленного, именно клейма цифровые, датировочные. Например, при реставрации палат бояр Романовых на Варварке в Москве в середине прошлого века архитектор Рихтер применил кирпич, клеймо которого содержало дату реставрационных работ.

Кирпичи с клеймом нашли на месте строительства четвёртого моста

Археологи ищут истоки Новосибирска. Рядом с железнодорожным мостом на левом берегу начали раскопки. Десять археологов пытаются в кратчайшие сроки достать из-под земли ценные артефакты, которые помогли бы узнать точную дату появления села Кривощёково. Историки спешат, потому что в следующем году часть территории займут строители четвёртого моста.

Метр за метром археологи раскапывают историю Новосибирска. Черты села Кривощёково, получившее свое название в честь казака с порезом от сабли на лице, силами археологов проступают сквозь слои песка и глины.

«Самое ценное — то, что мы узнаем хронологический участок, на котором находятся эти могильники, захоронения первых людей, которые здесь жили, и сможем понять, когда образовано село Кривощёково, и вообще — что здесь была торговая фактория, крепости здесь не было», — объяснил сотрудник музея Новосибирска Константин Голодяев.

«Территория должна быть готова — мост проходит через территорию села Кривощёково , через первую православную церковь Новосибирска, поэтому всё нужно выкопать, описать, сохранить. Мост не затронет фундамент бывшей церкви», — рассказал сотрудник музея Новосибирска Юрий Лобанов.

Первая церковь и первое кладбище — на неприметном раньше пустыре теперь находят очень ценные экспонаты.

«Мы нашли кирпичи с именным клеймом, то есть какой-то купец имел свой кирпичный завод или у кого-то купил, но эти клейма дадут после расшифровки имя. Много людей жертвовали на постройку церкви, но имён их нет», — рассказал руководитель раскопок Сергей Колонцов.

Пока строители четвёртого моста готовятся к его возведению, краеведы и археологи строят планы по созданию целого исторического парка на нетронутой земле рядом с переправой. В самых смелых мечтах — сделать единый музей под открытым небом сразу на двух берегах.

О главном в одну строку — подписывайтесь на нас
и следите за новостями города в Twitter .

Кирпичная история

Роман — переводчик и предприниматель. А еще он собирает кирпичи с клеймами. Каждый с вековой историей. Их хватило бы на постройку небольшого дома. Кирпичи хранятся в гараже и даже в квартире, но большая часть коллекции хранится в погребе на даче.

— Это как визитная карточка, документ эпохи, — говорит Роман, вытаскивая и рассматривая экспонаты. — Клейма ставили, чтобы отличить хорошего производителя от бракодела. Вот здесь есть буква Фита. Может, изготовитель был Феофаном, а может, Фотием или Фомой. После революции букву упразднили, и эти имена тоже стали редкими.

У него есть экземпляры кирпичей с Валаама и Соловков, даже из Эстляндии. Но собирает он в первую очередь кирпичи, связанные с историей Петербургской губернии. Первые нашел случайно на Крестовском острове 10 лет назад. Несколько штук лежали на обочине дороги: старые, массивные, с выдавленными клеймами. Кирпичи показались интересными, и Роман забрал их с собой. С тех пор выбирается на поиски кирпичей почти каждую неделю. Берет с собой молоток, зубило, корщетку, набор пакетов и рюкзак для переноски. Больше 3-4 единиц зараз не берет — и так солидный груз. Говорит, что для него в этом хобби сочетаются спорт, археология и краеведение.

Роман ныряет в темноту погреба и вытаскивает новые кирпичи. Они лежат слоями. Добраться до самых нижних непросто.

— Вот клеймо часто встречается: «Р.Р.» — Владимир Ратьков-Рожнов из Шлиссельбургского уезда. Богатей, золотодобытчик, содержал детские приюты и ночлежки. Могучий был человек — сенатор. Вот «Г.С.Ф.»: Граф Стенбок-Фермор. Старинный дворянский шведский род. Семье принадлежало побережье от Лахты до Лисьего Носа, заводы и доходные дома. А вот «Муфель»: Александр Муфель, ротмистр, владелец доходного дома. Сам он жил на Кирочной улице у Таврического сада.

К погребу подходит дочка-школьница Маша. Внимательно смотрит на происходящее, а затем выдает:

— Папа, а помнишь, тебе кирпич на голову упал?

— Ну да, было и такое. В старых дымоходах встречаются интересные экземпляры. Но если потянешь оттуда кирпич, можно обрушить весь дымоход. Лучше в такие места лазить в каске.

В Петербурге и области множество мест, где можно пополнить коллекцию. Старинные кирпичи лежат на улицах и во дворах, на свалках и строительных сносах, вываливаются из стен сгоревших домов, пылятся на чердаках. Однажды Роман умудрился найти коллекционные экземпляры в собственной квартире, бывшей коммуналке, когда перестраивал печку.

— Лучшие места для поиска — гаражи, когда их сносят, и садоводства, а также крупные промпредприятия, — делится он секретами. — На набережных много, лежат в воде или прямо на берегу. В Кронштадте много! Раньше кирпичи грузили на пустые суда в качестве балласта для устойчивости и чтобы судно не шло порожним. В Кронштадте перегружали, и часть кирпичей осталась там.

Очень много белых и желтых кирпичей с иностранными клеймами. Вот, например, по-французски написано Feu — «фо», то есть «огонь», «огнеупорный». Такие в дореволюционной России были редкостью. Их привозили из-за границы, пока перед Первой мировой войной в Боровичах не построили завод по производству кирпичей, способных выдерживать температуру до нескольких тысяч градусов.

Роман считает, что в мире не так много мест, где клейменые кирпичи встречаются в таком изобилии. Должны были совпасть условия: быстрый рост города, промышленное развитие и при этом серьезная конкуренция. Клеймо — это торговая марка, знак качества, признак наступления новой общественной системы, капитализма.

— «Г.Л.»: Граф Левашов. А может, графиня, дочка его. У них большой завод был в Курортном районе Петербурга. Загляни в любой дымоход этого района и скорее всего найдешь такое клеймо. «Л.И.Вейс» — Левин Израилевич Вейс, у него был завод у села Покровское на реке Тосна. В 1910 году после погромов он сменил имя на менее заметное Леонтий Иванович. «E.i.Г.» — Евгений Иосифович Гонцкевич, архитектор, живописец и владелец лесопилки. А кирпич-то у него кривой, производственный брак. Такой можно было использовать на подсыпку дорог и набережных. Собственно, я его и нашел на подсыпке набережной в Шкиперском протоке.

Читать еще:  Выбор средства для удаления высолов на кирпичной кладке

Самые кирпичные места в России — это Петербург, Уральский регион, в меньшей степени Москва и Калининград. По объему кирпичного производства во второй половине XIX века с Российской империей могли сравниться лишь Англия, США и Индия. В последней кирпичи до сих пор делаются кустарно, вручную — раздолье для коллекционеров.

— До революции производство в Петербурге было интернациональным. Вот пожалуйста: Стуккей — женщина-англичанка; Жюль Камилович Мюллер — то ли француз, то ли немец; Лукконен — финн. А еще Гук, Мор, Хилль, Спарро, Борман, Укке и прочие. А в СССР уже был единый ГОСТ, и кирпичи отдельных заводов маркировать перестали. Правда, во время НЭПа еще ставили клейма: «Желдорсиликат» или «Северокустарь». Но качество было плохое. Эти кирпичи крошатся, расползаются под дождем, потому попадаются редко.

Есть в коллекции кирпич с маген-Давидом: строили синагогу. Есть с двуглавым орлом — госпредприятие. Есть более поздний с надписью «iм Сталiна», скорее всего с Донбасса или Днепропетровска. А вот Savikko — финский кирпич. Такие встречаются до самого Выборга. В коллекции у Романа пока отсутствует, но известно, что существует редкий кирпич с клеймом «ЛЕНИНЪ», так звали некоего шлиссельбургского производителя, однофамильца Ильича.

Если советские кирпичи весили 4 кило, то дореволюционные, как правило, 5-6 кило.

Чтобы собирать кирпичи, нужно быть физически крепким.

— Собрал 200 штук — уже тонна! Попробуй перебрать такую коллекцию! У меня сейчас 7 тысяч единиц, считая с дубликатами, это 40 тонн! По идее, нужно отдельное выставочное пространство. Но кто же даст под кирпичи?!

Кирпичи и клейма. Доклад Илатовского П. И. Часть 1.

Город Питкяранта в 19 — начале 20 вв. крупный промышленный центр. В общей сложности в городе и его окрестностях работало около 30-ти шахт, около 10-ти олово,меде,железоплавильных заводов, стекольный завод (10 млн. бутылок в год), целлюлозно-бумажный завод и др. Все они естественно с печами, на строительство и последующий ремонт которых закупался качественный кирпич. А такой кирпич, в те времена, клеймили. Это делалось для контроля качества в случае предъявления претензий потребителем.
Кирпич с клеймом — это кирпич, который был выпущен с клеймом завода изготовителя. В старину производили кирпич ручной формовки. Старинный кирпич имеет различные клейма. Они могут быть выполнены в виде символов или букв. Как правило — это сокращение инициалов хозяина завода. При строительстве казенных предприятий завод выигравший поставку мог ставить клеймо в виде двуглавого орла. Такой старинный кирпич в народе получил название — имперский кирпич. В Санкт — Петербурге встречается самое большое количество различных клейм. На кирпичах можно встретить клеймо в виде ключа, короны, орла, якоря, подковы, название рек, городов и различных фамилий. На выпускаемом заводе клеймо могло видоизменяться. Зачастую заводы переходили от одного собственника к другому. Поэтому один и тот же завод мог за свою историю выпускать разнообразные клейма. Известны случаи, когда правление кирпичного завода переходила от отца к сыну и клеймо видоизменялось с сохранением фамилии, но с изменением дизайна.
В нашем городе,в связи с богатым промышленным прошлым, клеймёные кирпичи встречаются буквально на каждом шагу.Краеведческий клуб «Оберег» ,в ходе краеведческих экспедиций, собрал коллекцию кирпичей с клеймами, найденных на территории города и его окрестностей. Эта работа — попытка создать каталог этой коллекции и определение заводов производителей и поставщиков кирпичей. Это необходимо для дальнейших исследований истории нашего края.Итак вот кирпичи имеющиеся в коллекции клуба на данный момент.

Кирпич с клеймом П.Бъляева. Кирпичи произведены на заводе коммерческого советника, купца первой гильдии Петра Абрамовича Беляева, а затем его наследников под фирмой «Товарищество П.Беляева наследники». Заводов было несколько и они располагались на правом берегу реки Невы в Шлиссельбургском уезде недалеко от деревни Малое Рыбацкое. Заводы П. Беляева впервые упоминаются в конце 1840-х годов.Эти кирпичи попадаются у нас повсеместно,конкретно данный экземпляр был найден на красной глинке.

Кирпич с клеймом Т.О.С.М. Завод принадлежал Товариществу Обработки Строительных Материалов в деревне Усть-Славянка Петербургского уезда, учрежденному архитекторами А.И.Резановым, В.А.Шретером и И.С.Китнером. Кирпичный завод Н.П.Кочетова существовал на этом месте с 1853г. и проработал до конца 1880-х. когда был вынужден закрыться из-за убыточности производства по сравнению с кустарным способом обжига. Кирпич изготавливался по передовой технологии на постоянно работающей обжиговой печи. В 1876 году в справочниках упоминается как «Невский кирпичный завод». Позже в этих местах появился завод Л.Ю.Укке .Этот кирпич был найден на красной глинке.

Кирпич клеймом УККЕ. Завод принадлежал фирме «Укке и Ко», основателем которой был дворянин (из обрусевших немцев) Людвиг Юльевич Укке. Фирма владела несколькими заводами:
1) В 1888г. был куплен и перестроен кирпичный завод, ранее выстроенный в 1860-х годах Николаем Кочетовым близ села Усть-Ижора, которым впоследствии в 1870-х владело «Товарищество Общество строительных материалов». Этот завод получил название «Славянский» .
2) В 1897 году году появляется вновь выстроенный второй завод в селе Усть-Тосна, который получил название «Тосненский»..
Заводы проработали до 1917 года. Этот кирпич был найден на красной глинке.

Кирпич с клеймом Громовъ и Ко. Кирпичи произведены на заводе фирмы «Громов и Ко», исходно принадлежавшей известному купцу-старообрядцу Василию Федуловичу Громову. Затем фирма перешла к его брату Илье Федуловичу, а с 1894г. — к действительному тайному советнику и Петербургскому городскому голове Владимиру Александровичу Ратькову-Рожнову (1834-1912). Им и был построен кирпичный завод в 1896 году, который располагался в деревне Малые Пороги Шлиссельбургского уезда. По некоторым данным на его кирпичном заводе к 1916 году трудилось до 400(!) человек.Оба эти кирпича были найдены в краеведческой экспедиции в Вялимяки. Точно такие же попадались мне на острове Нурмисаари (о. Дальний около заводского). Раньше там работала пилорама Громова, для переработки её отходов производства был построен целлюлозный завод. Клейма на этих кирпичах отличаются формой рамки и шрифтом. В каталогах представлены только эти два варианта клейма.

Кирпич с клеймом Г. С. Р.(Григорий Сергеевич Растеряев). Завод был основан в конце 1850-х годов в селе Щербинка (имение «Щербинское болото») Колтушской волости близ колонии Овцино на правом берегу Невы. В конце XIX века на заводе Растеряевых работало более 250 чел. и производилось 16млн. кирпича в год. Завод проработал до 1917 года.
Этот кирпич был найден на фундаменте плавильного завода Аласавота(около тропы здоровья).

Кирпич с клеймом А.С.З. Кирпич произведен на заводе Общества Александровского Сталелитейного завода. Данный казенный завод для своих нужд имел кирпичное производство с 1897 до середины 1910-х годов под управлением Александра Александровича Баранского. Завод получил название от местности – села Александровское, которое располагалось на Шлиссельбургском тракте из Санкт-Петербурга.
Эти кирпичи встречаются на верхней обогатительной фабрике Масууни(Юляристиойя) и плавильного завода(старая кирха,конец ул.Калинина).

Кирпич с клеймом ЕВМЕНТЬЕВЪ. Завод принадлежал Александру Фаддеевичу Евментьеву и был расположен в Петербургском уезде около Ново- Саратовской колонии на правом берегу реки Невы в Уткиной Заводи. Выстроен в 1897 году и просуществовал до 1917 года. На кирпичном заводе трудилось до 200 рабочих
Найден подпирающим дверь на старой базе торга.

Кирпич с клеймом Д.М.С. Кирпичный завод, расположенный близ с.Усть-Славянка Петербургского уезда принадлежал временному купцу 2-й гильдии Дмитрию Михайловичу Соболеву и был основан в 1866 году. В 1894 году Завод был продан Д.И.Тырлову-Жданкову.
Очень часто встречается на красной глинке.


Кирпич с клеймом ТЫРЛОВЪ. Производство завода Дмитрия Ивановича Тырлова-Жданкова. Началу сети его кирпичных заводов положили завод в с.Корчмино Шлиссельбургского уезда, купленный в 1893г. у наследников Д.И.Соболева, и два завода в колонии Овцино Шлиссельбургского уезда. Впоследствии Д.И.Тырлов-Жданков открыл еще в Шлиссельбургском уезде в 1898 году завод у ст.Колпино, а в начале 1900-х — в с.Ивановское. Наконец, в 1910-х его шестой завод начал работать в Царскосельском уезде близ станции Купчино. Большинство заводов проработали до 1914-17гг. Встречаются дефекты неполных клейм.На втором фото дефект переполненного клейма.Видимо оно было двухсоставное и собрано неправильно.В результате дважды повторены буквы РЛ. Найдены на острове Нурмисаари.

Кирпичи c разнообразным исполнением клейма «МК» произведены на заводах семьи крестьян Кононовых. С 1824 года на берегах р.Ижоры рядом с селом Усть-Ижора располагалось производство акцизного крестьянина Алексея Феофановича Блинова. Затем Михаил Федорович Кононов (1797-1872) построил здесь 2 завода. Последний раз завод М.М.Кононова упоминается в справочниках за 1903г.
Найден на острове Нурмисаари.

Кирпичи с клеймом Бр.Б. Данные кирпичи были произведены на заводах семьи промышленников Байковых, которые в 1848 году купили у графа Нессельроде земли в окрестности деревень Большое, Малое и Нижнее Куземкино на берегу р.Луги Ямбургского уезда.
На смену этим заводам в начале 1880-х на мызе Приречье напротив Б.Куземкино по р.Луге приходит завод «наследников Власа Байкова» Платона и Ивана Власьевичей Байковых (клейма «Бр.Б» ).На втором фото клеймо с дефектом второго пропечатывания.
Найдены на фундаменте в районе ж.д. моста.

Кирпичи с клеймами ВМ 1901 (Валаамский Монастырь) и цифрой 5. До 1917 года на Валааме действовало около 30 производств, в том числе 2 небольших кирпичных завода. Первый из них начал работу в 1785 году.
Эти два кирпича были найдены около церкви Александра Невского (Германовский скит Валаамского монастыря)ещё до начала реставрации.Церковь была построена в 1903 г.

Кирпич с клеймом «PIETILA» относится к продукции, производившейся в имении «Петиля» (названо по имени владельца). Судя по имеющимся данным, завод «Pietilä Tegelbruk» функционировал с середины 1880-х по 1904-й год. На втором фото надпись подкрашена для лучшего прочтения клейма. Этот кирпич был найден случайно, в единственном экземпляре. Больше ничего подобного не попадалось.

Кирпичи с клеймами ЖДАНИ НОВ.ГУБ., КВ и К , VULCAN. Кирпичи произведены на заводах «К. Вахтера и Ко.» в селе Волгино на землях усадьбы Ждани Новгородской губернии. В 1880 году купец первой гильдии К.Г.Вахтер основал несколько керамических заводов. Преобразовавшись в акционерное общество в начале 1900-х, завод проработал до 1919 года, после чего был национализирован. Использовались клейма:

1) «VULCAN» — применяется при нефтяном отоплении для Сименс-Мартеновских печей;
2) «КВиКо» — рекомендован для варочных и стеклоплавильных печей.

Кирпич с клеймом PHOE NIX.Несмотря на иностранную надпись это третий тип кирпичей выпускавшихся Боровическим заводом.
3) PHOENIX — выпускался для котельных и других топок, выдерживающий температуру 1400 градусов С.
Кирпичи производства этого завода попадаются довольно часто, видимо из за более низкой стоимости по сравнению с шамотными кирпичами иностранного производства. Хотя по качеству, а соответственно и сохранности, значительно им уступают. Это пока единственный «отечественный производитель» шамотного кирпича чья продукция попадается у нас.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector
×
×